Политическая перезагрузка
Последние новости
Поиск новостей
Введите интересующее Вас слово или словосочетание
Архив новостей
Спонсоры сайта
Здесь может быть ваша ссылка или кнопка
Последние комментарии

Какое будущее ждет КПРФ, «эсеров» и «Гражданскую платформу» после отказа от «белых ленточек»?

31-10-2012, 07:47 | Просмотров: 823
Раздел: Аналитика, мнения
Власть будет максимально благоприятствовать системным политикам и давать максимально жесткий отпор несистемным, считают эксперты, близкие к президентской администрации. Последние заявления лидеров КПРФ и СР, публично открестившихся от белоленточных протестов, полностью укладываются в эту концепцию, проект Прохорова также будет управляемым. «Газета.Ru» обратилась к представителям всех трех партий, чтобы они пояснили свой политический разворот.
Субботнее размежевание парламентских оппозиционных партий с протестным движением «рассерженных горожан» вызывает у экспертов серьезные вопросы относительно политического будущего этих партий, но четко укладывается в стратегию власти по предоставлению политическим игрокам возможности действовать только на системном поле.
Такое мнение высказали близкие к Кремлю эксперты, в том числе экс-руководитель управления внутренней политики администрации президента Константин Костин, ныне глава Фонда развития гражданского общества.
«Дифференциация подхода – это обычная практика государственной власти: максимальное поощрение тех, кто пользуется законными процедурами и институтами и максимальное противодействие тем, кто пытается эти процедуры опрокинуть или скатывается в экстремизм, так как государство должно защищать граждан от экстремизма», – говорит Костин.
«Фактически можно говорить о дифференцированной стратегии, в рамках которой власть действует в отношении оппозиции: она вполне лояльна к системным игрокам и мотивирует их возвращаться в поле системной политики, и проявляет жесткость к тем, кто призывает к насилию или смене конституционного строя или власти и хочет уничтожить действующие институты, а не работать в их рамках.
Власть формирует запрос на системную политику и задает для этого широкие рамки», – соглашается другой близкий к Кремлю политолог – генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, член высшего совета «Единой России» Дмитрий Орлов.
Слова Костина и Орлова о дифференцированном подходе подтвердил также еще один источник «Газеты.Ru» в администрации президента.
Политолог Марина Литвинович в разговоре с «Газетой.Ru» отметила, что стратегия администрации президента на удержание политики в системном поле длится уже много лет, так как наличие системных партий является для власти «подушкой безопасности».
«Пока эта стратегия работает: системные лидеры присягают на верность, «Единая Россия» может принимать любые законы, а улица не представляет собой серьезной угрозы, – говорит Литвинович. – Что до новых партий, в существующих условиях они не имеют потенциала для роста и эффективной конкуренции с властью. Либерализация законодательства по регистрации политических партий вызывает у меня аналогию с тем, как над горшком земли приоткрывают крышку, чтобы какие-то побеги могли взойти. Но открывают ее лишь на пять сантиметров, и побеги быстро упрутся в потолок.
Создана система регистрации партий, но нет никаких равных возможностей для деятельности, партработы, агитации, и, мне кажется, новые партии быстро достигнут потолка своего роста на уровне почетных четырех мест на региональных выборах».
Таким образом, собеседники «Газеты.Ru» подводят итоги политическим выходным, когда два лидера оппозиционных парламентских партий, Сергей Миронов («Справедливая Россия») и Геннадий Зюганов (КПРФ) высказались весьма критически о несистемном протесте и размежевались с Координационным советом оппозиции и протестующими на Болотной площади. Одновременно с этим Михаил Прохоров провел съезд своей партии «Гражданская платформа», заявив, что она и вовсе выступает за взаимное сосуществование Кремля и КС оппозиции.
«Газета.Ru» попросила участников событий и экспертов оценить, как эти решения отразятся на будущем всех трех политических проектов.
«Справедливая Россия»: назад в будущее
Заявление лидера «Справедливой России» Сергея Миронова прозвучало в субботу неожиданно резко: «Протестное движение Болотной вылилось сегодня в настоящее политическое сектантство… Сегодня некоторые наши товарищи в силу личного авантюризма и амбициозности пытаются оседлать волну столичного протеста. Им, похоже, наплевать на проблемы избирателей, на судьбу своих товарищей по партии», – заявил Миронов, а депутат от «Справедливой России» Александр Романович даже предложил главным представителям «радикального» крыла СР, депутатам Геннадию и Дмитрию Гудковым, Илье Пономареву и лидеру астраханского отделения партии Олегу Шеину покинуть либо Координационный совет оппозиции, либо партию «эсеров».
Как сказал лидер СР, пока не видно ни одного положительного результата подобной деятельности, но видны отрицательные. В частности, посетовал Миронов, это привело к неудачным результатам партии на региональных выборах в октябре.
Между тем заявления Миронова дальнейшее брожение умов в партии не остановили: в понедельник о расторжении договора о слиянии партии «Родина» и Партии пенсионеров с Партией жизни Сергея Миронова (в 2006 году приведшем к созданию «Справедливой России») заявили лидеры этих воссозданных партий: депутат от «Единой России» Алексей Журавлев и депутат от СР Игорь Зотов, исключенный из партии в мае 2012 года.
Несмотря на откровенный популизм подобных заявлений, они создают вокруг партии дополнительный негативный фон и подогревают многочисленные «утечки» из ее недр, неоднократно инспирированные в прокремлевских СМИ, о том, что именно радикализация «Справедливой России» привела ее к расколу.
Заявления о расколе в «Справедливой России» и о том, что партия Миронова делает ошибку, участвуя в акциях протеста, звучат от ее оппонентов из партии власти с весны 2011 года, когда Сергей Миронов голосами единороссов был лишен мандата сенатора и потерял пост спикера Совета федерации, после чего СР перешла к резкой критике действующей власти. Несмотря на то что единороссы предрекали «эсерам» гибель и непрохождение в парламент, они неожиданно получили 13,24% голосов на выборах 2011 года. На этом фоне результаты региональных выборов в октябре 2012 года, на которых СР взяла в среднем 5,24% голосов, выглядят безусловной неудачей.
При таких обстоятельствах решение размежеваться с протестом чревато для партии серьезными репутационными издержками, так как по сути это размежевание с теми людьми, кто голосовал за нее в декабре 2011 года, считает экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков.
Член бюро президиума Центрального совета СР Геннадий Гудков согласился ответить на вопросы «Газеты.Ru» и оценить происшедшие перемены
– Скажите, как вы считаете, могло ли заявление руководства партии стать результатом давления на нее со стороны Кремля?
– Думаю, оно вызвано совокупностью различных факторов. Да, конечно, есть проблема давления со стороны Кремля, есть раскольники и в самой «Справедливой России», их деятельность тоже негативным образом сказывается на настроениях в партии. Кроме того, конечно, 14 октября на региональных выборах партия потерпела неудачу, и теперь руководство ищет того, на кого можно ответственность за эту неудачу свалить. Товарищи по партии мне говорят: вы участвовали в протестах, и в итоге рейтинг Геннадия Гудкова вырос в три раза, а рейтинг партии упал в два раза, значит, ты в этом виноват.
А, может быть, проблема в том, что нам как раз не дали говорить от имени партии, и, выступая в личном качестве, мы как раз говорили со своим избирателем на верном языке, а вот от партии он этого так и не дождался? И если у нас позицию партии озвучивают те люди, которые не могут своими высказываниями повысить ее рейтинг, может быть, стоит менять ньюсмейкеров? При всем уважении, партийное руководство само себя высекло: если у меня и коллег, участвовавших в протестах, рейтинг растет, а у партии падает, так, может быть, партии следовало делать то же, что и мы, а не запрещать нам теперь что-то говорить?
Это – рукотворные проблемы, если партийное руководство не понимает эти вещи и не понимает, что заявления о поддержке протестов звучали от нас, но не от партии и людей, говоривших от ее лица, и в итоге партия из-за этого и пострадала.
– Вы считаете, что нынешнее размежевание с протестным движением принесет партии только дополнительные репутационные издержки?
– К сожалению, думаю, что да. Мы показали высокий результат не только в декабре, но и на региональных выборах в марте, и это были голоса протестно настроенных избирателей. Никогда у нас не было рейтинга 20%, как в декабре 2011 года, пока мы не начали жестко критиковать власть, говорить о фальсификациях, требовать отправить в отставку министров.
Жесткость нашей позиции привела к тому, что осенью и зимой нам поверили протестно настроенные граждане, а теперь мы говорим, что с ними общаться больше не будем, причем под надуманными предлогами, что якобы Координационный совет оппозиции захватила либеральная буржуазия. Это Удальцов – либеральная буржуазия?
Это Яшин – либеральная буржуазия, если он – социал-демократ по взглядам? Да, наш избиратель на эти октябрьские выборы не пришел, поэтому мы получили мало голосов, но надо понять, почему он остался дома. Ведь то, что он не пришел в этот раз, не значит, что он не вернется.
–В случае эскалации внутрепартийного конфликта по поводу отношения к протестному движению готовы ли вы покинуть партию?
– Я соглашусь на это лишь в одном случае: если решение о несовместимости членства в партии и участия в уличных протестах примет съезд, официальный орган, а не просто партийная конференция. Если такое решение будет принято, я подчинюсь партийной дисциплине и сам напишу заявление о выходе из партии. Но пока оно не принято, я буду в партийной дискуссии отстаивать свою точку зрения: за нас голосовали в этот раз люди не потому, что они любят социалистических лидеров, а потому, что устали жить в атмосфере лжи и фальши, они жаждут справедливости. Предавать их нельзя.
«Справедливая Россия» стала ассоциироваться с протестным движением в течение последнего года, после того как с предвыборным лозунгом «Против жуликов и воров» после исключения Сергея Миронова из Совета федерации за критику губернатора Петербурга Валентины Матвиенко она триумфально прошла в Госдуму.
После этого фракция СР приходила в Госдуму с белыми лентами в знак протеста против принятия закона «О митингах», флаги этой партии присутствовали на всех крупных протестных мероприятиях, Миронов писал в комиссию по проверке доходов депутатов запросы о наличии у единороссов бизнеса по мотивам публикаций в блогах Дмитрия Гудкова и Ильи Пономарева. По инициативе этих же депутатов в Госдуме была организована одна из самых значимых парламентских акций протеста против инициатив «Единой России» по повышению штрафов за нарушение закона «О митингах» – «итальянская забастовка», когда депутаты СР и КПРФ внесли около 500 поправок в законопроект и затянули его обсуждение на 12 часов. Наконец, в сентябре в беспрецедентном досудебном порядке был лишен мандата Геннадий Гудков по обвинению в активном участии в бизнесе, что запрещено законом о статусе депутата Госдумы, хотя сам депутат предоставлял доказательства того, что обвинение является подложным.
Ранее справедливороссы придерживались другой стратегии и позиционировали себя как альтернативу «Единой России», и возврат к спокойной риторике будет для этой партии вполне естественным, хотя и нелегким, считает экс-руководитель управления внутренней политики администрации президента, глава прокремлевского Фонда развития гражданского общества Константин Костин.
«Вернуться обратно к позициям системной партии и «второй ноги» партии власти будет для них крайне тяжело после участия в протестах, голосования по некоторым законам и всех скандалов. Но другого варианта, кроме как пытаться пройти хоть какую-то часть пути обратно к своему ядерному электорату, у них нет», – считает Костин.
Наконец, один из политтехнологов, работавший на «Справедливую Россию» во время выборов, в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» объяснил причины октябрьского провала не резкой протестной риторикой партии, а ее отсутствием на региональном уровне: «Мы предлагали делать яркую протестную кампанию, но руководитель регионального отделения сказал, что не надо излишне жестко, тем более что и так понятно, кто выиграет».
Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев, напротив, считает, что руководство «Справедливой России» не понимает, что делать партии в изменившихся условиях, и что выбор хороших отношений с Кремлем вместо хороших отношений с избирателем приведет ее к политическому забвению.
«В современных условиях заигрывания с властью не просто бессмысленны, а вредны. Такие маневры отталкивают реально протестный электорат, а провластный и так за власть голосовать будет», – пояснил Кынев.
– Или лидеры партии перестали понимать, что и куда меняется, или сознательно решили не думать о электорально-политических последствиях своих маневров, а сосредоточиться на своем сегодняшнем комфорте. Фактически подобной политикой они сами себя имиджево уравнивают со спойлерами, которых так боятся. Только имиджевая яркость и четкость защиты политических позиций может сохранить лицо партии. При раскрутке более ярких проектов – а именно это неизбежно будет происходить – амфотерные образования, которые могли получать голоса за счет отсутствия у недовольного избирателя возможности выбора, просто окажутся не у дел».
КПРФ: немного Сталина и перспектива смены лидера
Выступление бессменного лидера КПРФ Геннадия Зюганова было несколько более ожидаемым, чем выступление Миронова, хотя бы потому, что оно содержало привычные для его партии слова о классовой ненависти и неприятии буржуазии, равно как и цитаты из Ленина и Сталина.
«До сих пор не ясно, за что Координационный совет борется и какие идеалы исповедует. Если они и дальше за либеральный курс, противоестественный для нашей страны, то граждан они уже не обманут. Это не оппозиция, – говорил Зюганов. – Тревожным сигналом для правящего режима стало протестное движение минувшей зимы. В сентябре, однако, стало ясно: так протестовать готовы уже не все. Многие поняли, что дальше нужно бороться не «против», а «за»… Выработать единую программу «болотному» протестному движению не позволило отсутствие как единства целей, так и единства действий».
Кроме того, Зюганов обильно цитировал Сталина и Ленина и призывал КПРФ возглавить протест и стать лидером революции.
Член ЦК КПРФ, депутат Госдумы Сергей Обухов пояснил «Газете.Ru», что цель КПРФ – не предать дело народного протеста, а возглавить его, перехватив инициативу у буржуазного крыла протеста.
– КПРФ участвовала во всех крупных протестных митингах: на Болотной площади, на проспекте Сахарова, на Новом Арбате и так далее. Это было ошибкой?
– Ни в коем случае. Да, мы не считаем оппозицией Кудрина, Немцова, Касьянова, а вот выход граждан на Болотную площадь – это совсем другое. Мы остаемся на своих прежних позициях: есть протестующие, есть права человека, есть социальная несправедливость, и мы готовы помогать этим людям, быть вместе с протестом, но не допускать, чтобы его взяли под контроль западники или националисты. КПРФ должна быть главной протестной силой.
– Назрел ли вопрос смены лидера в партии?
– Подобные идеи мы слышим каждый месяц, это практически постоянно. Я же пока не вижу внутри партии никаких групп, которые могли бы поставить под сомнение авторитет Геннадия Андреевича (Зюганова. – «Газета.Ru»). Да, есть отдельные партизаны, маргиналы, но они были всегда.
– КПРФ не раз обвиняли в соглашательской позиции по отношению к власти. Что вы на это скажете?
– В чем соглашательство? Где оно? Я его не вижу. Вообще,если посмотреть на протест по России вне Москвы, окажется, что КПРФ всегда в его центре, наши однопартийцы составляют большинство участников митингов, кроме столицы и, может быть, Петербурга, хотя и там мы уже тоже фактически стали основной протестной силой.
В отличие от «Справедливой России» КПРФ не отличилась за последний год радикальной протестной риторикой, возможно, потому что попадание этой партии в Госдуму не вызывало сомнений ни у ее сторонников, ни у ее критиков.
После того как начались протесты, коммунисты участвовали в митингах на Болотной площади и проспекте Сахарова под предводительством депутата Мосгордумы Андрея Клычкова и с санкции партийного руководства, однако деятельного участия в подготовке митингов не принимали.
Что касается Госдумы, то коммунисты, как и СР, не голосовали за утверждение Медведева премьер-министром, участвовали в «итальянской забастовке», однако с белыми лентами по парламенту не ходили, явно проигрывая справедливороссам по медийному присутствию. Выступая с трибуны, коммунисты регулярно цитируют Ленина, иногда поминают Сталина и нередко используют для оппонирования единороссам риторику классовой борьбы.
Александр Кынев считает, что такой курс для коммунистов в 2012 году уже невыгоден, так как за эту партию уже давно голосует не только ее классический электорат, воспитанный на Марксе и Энгельсе, но и образованные горожане, которых подобная риторика и размежевание с протестом на Болотной площади только оттолкнет.
«С одной стороны, ясно, что при голосовании за КПРФ и голосовании лично за Зюганова есть большое различие в самой электоральной географии. При голосовании за КПРФ в соотношении с голосованием за Зюганова явно лучше ситуация в городах – а это более образованное население, в то время как у Зюганова лучше соотношение по периферии – маленькие города и села. Фактически, образ Зюганова превратился в некотором роде в антитезу образу КПРФ, он элемент скорее политического прошлого, и его последние высказывания станут скорее демотиватором для городского электората партии, который представляет собой отнюдь не классический электорат КПРФ. Поэтому педалирование тематики, ориентированной на избирателя коммунистов из прошлого, сейчас для КПРФ крайне непродуктивно. Субботние высказывания Зюганова вряд ли дополнительно мотивируют горожан голосовать за КПРФ. Если бы партия вела себя более смело, избавляясь от негативных электоральных ассоциаций, бонус был бы колоссальный. КПРФ, как и СР, еще может быстро эволюционировать в сторону резкого электорального прироста за счет колеблющихся и испытывающих предубеждения, основанные на политическом прошлом партии, но для этого нужна смена лидера партии и ее модернизация», – считает Кынев.
Марина Литвинович пояснила «Газете.Ru», что за пост преемника Зюганова борьба идет уже пару лет, причем одним из возможных преемников одно время считался даже лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, однако сейчас никаких адекватных кандидатур не просматривается, и Зюганов отвечает на вызовы времени, как умеет.
«В КПРФ есть масса группировок, которые ведут борьбу за то, кто станет преемником Зюганова на посту лидера КПРФ. Насколько я знаю, даже был проект одно время, что лидером станет Удальцов, чтобы омолодить компартию. Если бы этот проект состоялся, причем как мирная передача власти от старшего поколения молодому, это был бы серьезный прорыв для коммунистов. Впрочем, это все осталось на уровне проекта, и если посмотреть на КПРФ сейчас, то адекватного преемника Зюганову не видно. Уверена, что Зюганов понимает, что вся политическая активность последних месяцев к КПРФ отношения не имела, и что коммунисты показывают неплохие результаты на региональных выборах скорее по старой памяти, так как за них голосует в основном пожилой электорат и немного протестный.
В такой ситуации Зюганову приходится самому отвечать на вызовы последнего времени, как он умеет»,
– объясняет высказывания лидера КПРФ Марина Литвинович.
Партия без «-изма»
В субботу состоялся съезд партии Прохорова «Гражданская платформа».
«У нас есть классическая любовь делить на «красных» и на «белых»: одни – с Кремлем, другие – с Болотной и с Координационным советом. А вот третьего мнения иметь не дано. Я хочу иметь третье мнение, потому что я хочу, чтобы в нашей стране и Кремль себя комфортно чувствовал, и Координационный совет», – сказал Прохоров.
В партии «третьей силы» Прохорова будут сразу два руководящих органа: политкомитет и гражданский комитет. В последний вошли его беспартийные сторонники: певица Алла Пугачева, борец с наркотиками Евгений Ройзман, мэр Ярославля Евгений Урлашов и другие.
Адвокат Михаил Барщевский, также вошедший в федеральный гражданский комитет партии «Гражданская платформа», пояснил «Газете.Ru», чем проект привлекателен для потенциального избирателя и нуждается ли современная партия в жестких идеологических рамках.
– Расскажите, какой идеологии будет придерживаться ваша партия?
– Мне кажется, что время любых «-измов» – от либерализма до коммунизма ушло, эти вопросы уже не так актуальны. Для меня важно другое: когда я пришел на съезд «Гражданской платформы», то понял, что уже давно не видел в одном месте такого количества приличных людей. Причем и эти люди, и сам Прохоров – профессионалы высокого класса, высокого уровня образования, так что, наверное, если «Гражданской платформе» нужен «-изм», то это – «профессионализм», создание партии образованных думающих людей, у которых есть конкретная повестка изменений. У меня, например, есть свои взгляды на то, что надо менять в нашей судебно-правовой системе, и для меня партия – инструмент реализации таких инициатив. Наконец, всегда приятно поговорить с умными людьми.
– В КПРФ и «Справедливой России» отмежевались от уличного протеста на Болотной площади. А как к нему относится «Гражданская платформа»?
– Меня никто не уполномочивал говорить от имени всей партии, но моя личная позиция такова. КПРФ и «Справедливая Россия» делают то, что им скажут делать, а партия Прохорова, как мне кажется, вообще из другой категории. Это не значит, как мне представляется, что партия будет поддерживать уличный протест ради уличного протеста и самопиара, потому что одними протестами сегодня ничего не добиться.
Более того, с моей точки зрения, эти бесцельные протесты делают само слово «оппозиция» смешным, так как оно начинает с ними ассоциироваться, как понятие либерализма ассоциируется с бардаком 90-х, хотя на самом деле к нему отношения не имеет.
На самом деле оппозиция должна предлагать конструктивные вещи, лоббировать свои инициативы самыми разными способами, а уличные акции могут быть лишь одним из инструментов достижения целей, что нынешние лидеры уличного протеста, по-моему, это не совсем понимают. При этом я не являюсь сторонником жестких мер по отношению к протестующим, но это все несерьезно и с уличными протестами начала 90-х не сравнить, потому что тогда люди хорошо знали, за что они выступают и чего должны добиться.
– Как партия «Гражданская платформа» объяснит избирателю, что этот проект может иметь успех и не повторит судьбу «Правого дела» (летом 2011 года Проохрова избрали лидером «Правого дела», однако в сентябре после конфликта с администрацией президента бизнесмен партию покинул)
– В вашем вопросе содержится не вполне верный посыл: как объяснить избирателю, что все получится. Если избиратель не поддержит, то ничего не получится! Надо просто объяснить, что все это всерьез, что каждый избиратель может найти в партии возможность для реализации своих конкретных интересов. Я не случайно употребил слово «профессионализм» применительно к идеологии партии: в нее пришли люди, каждый из которых является в своей области профессионалом: проблемами медицины будет заниматься главврач больницы, проблемами юриспруденции – человек, который 39 лет работает в этой сфере, культурой – люди, которые стали символами русской культуры. Поделюсь с вами одной из идей слогана для партии: «На голову выше остальных. На умную голову». Наша задача – сделать партию профессионалов, тогда люди в нее поверят.
Большинство политологов настроены по отношению к проекту крайне осторожно.
«Перед Прохоровым стоит сложная задача: и электорат не разочаровать, и Кремль не напугать, так как для последнего комфортнее работать с совсем уж «ручными партиями», например, той же Партией пенсионеров или с «Женщинами России», – считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко. – Кроме того, избиратель Прохорова, голосовавший за него на президентских выборах, уже давно не знает, куда он делся и чем он занят. На текущую повестку дня он практически не реагирует, свою не создает.
Прошли выборы в Координационный совет оппозиции – Прохоров молчит. Завели уголовное дело против Удальцова – молчит, скандал с задержанием Развозжаева – молчит. Это неверная стратегия для политика».
Директор фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов отмечает, что у партии Прохорова есть несколько сильных региональных отделений, например, в Калининградской и Свердловской областях, но остальные его соратники к самостоятельной активности не склонны, а сам Прохоров не может пока «наладить отношения с собственной политической интуицией», которая его регулярно подводит.
«Этот проект будет только помехой власти в ситуации падения у активных недовольных горожан интереса к политике и довольства прошедшими октябрьскими выборами у Кремля.
Прохоров может быть полезен власти в решении создания контролируемой партии, которая привлечет на свою сторону оппозиционно настроенный средний класс, но сейчас ситуация иная. Средний класс в политике и протесте разочаровался,
у самого Прохорова, по моим наблюдениям, с мотивацией по поводу политической карьеры тоже так себе. Думаю, проект будет «заморожен» до тех пор, пока он снова не понадобится: прохоровский избиратель деполитизирован только временно, недовольство властью ведь никуда не делось от разочарования в оппозиции», – считает Виноградов.
Источник - Газета.RU.

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.