Политическая перезагрузка
Последние новости
Поиск новостей
Введите интересующее Вас слово или словосочетание
Архив новостей
Спонсоры сайта
Здесь может быть ваша ссылка или кнопка
Последние комментарии

Год после Болотной вернул России политическую жизнь

10-12-2012, 06:04 | Просмотров: 1279
Раздел: Аналитика, мнения
Массовое протестное движение вернуло в Россию политическую жизнь и заставило власть быть внимательнее к общественным запросам, считают опрошенные политологи. По их мнению, год назад на Болотной площади произошло пробуждение политического правосознания среднего класса.
ри этом будущее протеста эксперты оценивают по-разному: одни считают, что в нынешнем виде он сойдет на нет, другие отмечают, что критические настроения по отношению к власти только усилятся, третьи видят грандиозные перспективы у гражданского движения, но не координационного совета оппозиции.
После выборов в Госдуму в 2011 году многие россияне, несогласные с их результатами, вышли на улицы по всей стране. Первая акция протеста состоялась на Чистых прудах в Москве 5 декабря, а 10 декабря прошел многотысячный митинг на Болотной площади.
Митинги протеста продолжались в течение всего года, на них звучали требования реформы политической системы, проведения досрочных парламентских и президентских выборов (итоги декабрьских и мартовских оппозиционеры сочли нелегитимными), освобождения политических заключенных. Одним из главных итогов протестной активности стали радикальная либерализация правил регистрации политических партий и возвращение прямых выборов губернаторов, хотя и с использованием муниципального фильтра.
Отметить годовщину массового протестного движения оппозиционеры решили "Маршем свободы" 15 декабря, маршрут которого пока не согласован.
Возвращение политики
Политологи позитивно оценивают роль массового протестного движения, отмечая, что благодаря ему в Россию вернулась политика.
"Прежде всего, это возвращение политики в Россию. Это ощущение того, что политическая мобилизация, в том числе массовая, возможна, что она может приводить к реальным изменениям политического ландшафта", — говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.
По его мнению, давление оппозиции заставляет власть "сохранять тонус, быть внимательнее к общественным запросам".
Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин отметил, что протестное движение заставило власть обратить внимание на те социальные и политические группы общества, которые раньше выпадали из поля ее внимания.
"Собственно, эту цель и преследовал массовый протест — обратить внимание руководства страны на те проблемы, которые так или иначе оказались отодвинутыми на второй, а то и третьей план в связи с бурной внешнеполитической жизнью и с проблемами, которые связаны с надвигающимся финансовым кризисом", — считает Мухин.
Такого же мнения придерживается вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин.
"Я думаю, что роль массового протеста состоит в том, что в Россию вернулась политическая жизнь. У нас в течение долгого времени политика фактически была исключена из сферы реальных интересов… Некоторое время даже всерьез обсуждался вопрос, а зачем нам в парламенте четыре фракции, многовато что-то", — сказал эксперт.
Крушение старой системы
Президент фонда эффективной политики Глеб Павловский считает, что за этот год произошло медленное крушение старой системы.
"В то же время, весь процесс происходил без обсуждения, как будто люди были без языка, как будто у них не было политической лексики и способности сформулировать проблемы", — сказал он.
По словам политолога, самым неудачным на митингах и маршах были программы. Пункты требований, выдвигавшиеся оппозиционерами, не были интересны ни властям, ни гражданам, полагает он.
"Сегодня мы, безусловно, в новой ситуации, не такой как год назад. Один из родителей этой новой ситуации — это, конечно, несистемная оппозиция московская. Без нее бы этого не было, но она не определяет направление движения или стратегию. Она (оппозиция) скорее свидетель, зритель. Хотя многие из этих зрителей уже заплатили и еще заплатят очень дорого за свои места в зрительном зале", — считает Павловский.
Новые требования среднего класса
Эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов убежден, что год назад на Болотной площади произошло пробуждение политического правосознания среднего класса.
"В течение 10 лет почти все социальные слои какой-то кусочек от экономического роста получали и им довольствовались, и вот год назад средний класс этот контракт разорвал, потому что на смену требованиям стабильности, устойчивости пришло требование перемен, требование изменения политической системы", — сказал политолог.
Он отметил, что атмосфера протеста уже давно витала в воздухе, однако непосредственным поводом для десятков тысяч людей выйти на площадь стали парламентские выборы 2011 года, которые оппозиционеры считают нелегитимными.
"Год назад мы получили массовые политические акции, о которых страна уже стала забывать, и, безусловно, это было шоком для власти… Это говорит о том, что та парадигма общественного развития, которая господствовала в РФ в течение нулевых — это был некий консенсус, когда все общественные слои получали свои дивиденды от экономического роста, за это платили отсутствием политической активности — изменилась", — полагает Слатинов.
Спад и перегруппировка сил
Эксперты напоминают, что изначально протест имел стихийный характер и стал неожиданностью как для власти, так и для лидеров оппозиции, которые привыкли, что на их акции раньше выходили 2 — 3 тысячи человек.
Подъем протестного движения длился несколько месяцев после выборов в Госдуму, но потом все вернулось к расширенной версии "Стратегии 31", считает Ремизов.
"Профессиональные оппозиционеры сначала оседлали, а потом победили то протестное движение, которое родилось, подмели его под себя. И свели к тем форматам, которые им наиболее привычны и комфортны: митинги — расширенный вариант "Стратегии 31", а организационные формы — расширенные варианты "Комитета 2008" и тому подобных проектов, которые уже были в изрядном количестве до декабря прошлого года", — отметил эксперт.
Мухин считает, что после первого "Марша миллионов" 6 мая на Болотной площади, когда произошли столкновения между полицией и демонстрантами, массовый протест стал сходить на нет и трансформировался в некоторые партийные проекты и в образование координационного совета оппозиции.
Слатинов придерживается противоположной точки зрения, полагая, что сейчас происходит организационная и психологическая перегруппировка сил. По его мнению, настроения в креативном классе не изменились, критический настрой по отношению к власти не упал, а только усилился.
"Мы видим продолжение нарастания недовольства. Пока этот процесс сопровождается снижением политической активности, но этот цикл так или иначе сменится, и политическая активность вернется", — сказал Слатинов, добавив, что, возможно, к протесту могут присоединиться и патерналистские слои.
Перспективы
Макаркин прогнозирует, что дальнейшее развитие протестных настроений будет зависеть от власти. "Если она (власть) будет совершать новые ошибки, которые были в прошлом декабре — я имею в виду характер проведения парламентской избирательной кампании, подсчет голосов — тогда будут новые всплески и те, кто ушел с площади, они могут вернуться на площадь", — сказал политолог.
По его мнению, сама власть, действуя репрессивными методами в отношении оппозиционеров, способствует консолидации очень разнородного протестного движения.
В свою очередь Мухин не видит дальнейших перспектив у массового протестного движения. "Это протестное движение необходимо было преобразовать в какие-то гражданские, социальные проекты, а этого сделано не было. Поэтому в том виде, в котором протест существовал, он исчезает", — полагает он.
"Перспективы у протеста могут быть самые грандиозные. Они могут возникать по разным поводам, выражаться в различных формах. А серьезных перспектив у организационного протестного движения в лице координационного совета на данный момент я не вижу", — говорит, в свою очередь, Ремизов.
Роль координационного совета
Слатинов, напротив, считает важным фактором то, что у оппозиции появился свой институт — координационный совет. "Институализация протеста в виде органа, который не выдвигает политическую программу, и это правильно, потому что ее там не может быть, так как там очень разные люди. Их задача — принуждение власти к реальной демократизации, и эта структура на это направлена", — сказал эксперт.
Ранее, продолжил он, у власти не было субъекта для переговоров, во многом поэтому политическая реформа была выхолощена, а теперь, когда появился координационный совет, власть будет обращать на него внимание, если политическая активность усилится.
Макаркин сомневается, что координационный совет будет способствовать росту протестного движения. Но эксперт полагает, что этот орган может повысить легитимность протеста.
Павловский отмечает, что сейчас координационный совет не имеет большого значения в политическом процессе. "Он может его получить завтра, но в каких-то совершенно новых обстоятельствах, о которых мы сегодня не знаем", — добавил он.
Выборы в координационный совет состоялись в конце октября, в них приняли участие около 82 тысяч избирателей. По итогам голосования в совет вошли 45 человек: 30 по общегражданскому списку и еще по пять от трех идеологических курий (левые, либералы и националисты). Предполагается, что избранный состав совета будет действовать в течение года, затем состоятся новые выборы.
Среди членов совета — блогер, руководитель проекта "РосПил" Алексей Навальный, писатель Дмитрий Быков, лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, телеведущая Ксения Собчак, один из лидеров движения "Солидарность" Илья Яшин, координатор "Левого фронта" Сергей Удальцов, журналисты Сергей Пархоменко, Олег Кашин, Филипп Дзядко, ученый Михаил Гельфанд, режиссер Владимир Мирзоев, телеведущие Михаил Шац и Татьяна Лазарева.
Источник - РИА Новости.

Информация

Комментировать новости на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.